"КАТРИОНА", ГОД 3217.

КОСМИЧЕСКАЯ ЛЕТОПИСЬ



Глава 1

ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА

Утром 13 мая 3217 года космопорт "Млечный путь" в Марселе гудел как улей. В грузовых секторах космопорта погрузочные автоматы без устали снимали с конвейеров разногабаритные контейнеры и везли их к люкам грузовых кораблей, где они под присмотром обслуживающего персонала перекочевывали из тележек механических носильщиков в пустые, грохочущие металлической обшивкой трюмы.

В пассажирских секторах людские волны накатывали одна за другой и сталкивались в залах ожидания, смешиваясь друг с другом. После войны с земными колониями на Марсе Гражданский космофлот переживал острую нехватку техники и кадров. Пассажирские линии всех мало-мальски крупных космопортов были перегружены, поэтому разноязыкие, пестро одетые толпы землян, нептунцев, венерианцев, меркуриан, жителей других звездных систем Галактического союза и еще бог знает каких существ со всех концов вселенной денно и нощно заполняли космопорт "Млечный путь".

То и дело слышался мягкий перезвон зуммера, и женский голос по радио объявлял, что очередной рейс на Плутон или созвездие Лебедя задерживается по техническим причинам или метеоусловиям.

Гул тысяч голосов и шорох тысяч шагов, висевший в воздухе под полупрозрачной крышей-куполом главного зала ожидания, почти не доносился в царстве грузовых кораблей с его серыми бетонными стенами и длинными коридорами, освещенными холодным белым светом неоновых ламп. Только тележки погрузочных автоматов производили некоторый шум в этих коридорах. Дребезжа на ходу, они передвигались вперед-назад по сигналу невидимого оператора, и дверные панели отъезжали в сторону, пропуская их.

Одна из дверей открылась, чтобы впустить в коридор звездолетчика в синей униформе с серебряными лейтенантскими нашивками на погонах. Лейтенанту не было и двадцати пяти лет, но он был высок и крепко сложен, а осанка и выправка говорили, что он только недавно сменил черную военную форму на синюю гражданскую. Темно-русые волосы молодого человека были очень коротко острижены, что выдавало в нем настоящего боевого пилота, одного из тех, что принимали участие в военных действиях на Фобосе и Деймосе, а лицо с крупными и правильными, но немного резковатыми чертами имело непроницаемо спокойное выражение.

Лейтенант остановился у справочного монитора, нажал кнопку вызова, задав вопрос, и по экрану побежали слова, продублированные голосом компьютера: "Почтовый транспорт "Катриона" - стоянка в секторе тринадцать, стартовая площадка номер тринадцать, дата отправления тринадцатое мая, время отправления тринадцать часов ноль минут по средне-земному времени. Пункт назначения - планета Китара". Лейтенант продолжил свой путь по коридорам грузового отсека, разглядывая указатели на стенах, и через десять минут остановился перед огромными металлическими дверями. Набрав код на пропускной панели, офицер вошел внутрь помещения, оказавшегося гигантским ангаром, накрытым металлическим куполом и разделенным на секции, в каждой из которых готовился к старту космический корабль.

На грузовом космодроме было людно, но без суматохи залов ожидания. Суета здесь напоминала суету в муравейнике, где каждый занят своим делом. Лейтенант сделал несколько шагов, оглядываясь в поисках тринадцатой стартовой площадки, и обнаружил, что стоит в нескольких метрах от нее и от корабля, который искал. Прямо слева от него уходила ввысь синеватая громада титановой обшивки, покрытая матово-блестящими защитными экранами. Корабль был слишком велик, чтобы стоя рядом разглядеть его полностью - он достигал двух с половиной километров в диаметре. Но офицер знал этот тип космических челноков и представлял, что в полете транспорт выглядит как плоский диск с шаром в центре: жилые и технические помещения, окруженные секциями грузовых трюмов. Буквы названия, приваренные к борту корабля и обработанные люминесцентной краской, достигали в высоту около трехсот метров каждая, и прочесть в близи их было невозможно, но на табло при входе на стартовую площадку горела надпись: "Почтовый транспорт "Катриона". Земля-Плутон-альфа Весов - Китара ".