Владимир Киселёв

Европейский сонник



Маленькая, несколько фантастическая повесть

Сего дня, а вернее сей ночью я понял, что мои сны записывают. Я огорчился. Я не придал бы этому особого значения, когда б не странный мой сон. Мне приснилась семерка пик. А это очень плохо и опасно.

Как раз на семерке пик я услыхал глубоко в мозгу, в том его районе, который ведает слухом, негромкий и острый звучок: вью-вью-вью-вью… Так, словно магнитная лента перематывается. А это верный признак того, что сон записывают. Это всем известно. Электроника у них хорошо поставлена. Работает точно и безотказно. А вот с механической частью они еще отстают. Иногда слышен этот звучок перемотки – вью-выо-выо.

Казалось бы, у меня нет серьезных поводов для огорчений. В конце концов, у нас многих записывают. Этих людей нетрудно узнать. Раз в неделю, обычно это бывает в субботу, я встаю очень рано. Между четырьмя и пятью часами утра. В центре города у нас крытый бассейн. Платный. За небольшую плату ты можешь купить билет и закинуть удочку. И поймать одну рыбу. Можно поймать лосося. Или огромную семгу. Или радужную форель. А можно ершика или уклейку. Мне до сих пор попадались только уклейки. Наша маленькая североевропейская страна со всех сторон окружена морями, у нас ловят много сельди и камбалы. Но всем хочется пресноводной рыбы. Считается – вкуснее. И престижнее. Охотников до пресноводной рыбы много, и, чтоб купить билет, следует прийти пораньше. И когда ты идешь к бассейну по молчаливым улицам, видно, что на некоторых окнах опущены плотные темные шторы. Как правило, это окна людей, сны которых записывают.

Существует такой феномен. Он известен людям с глубокой древности. Ни нейрофизиологи, ни специалисты по топографии головного мозга, ни психологи до сих пор не знают, в чем состоит его механизм. Но если ты проснулся и посмотрел на ярко освещенное окно, сон мгновенно забывается. Навсегда.

И хотя записи снов по закону не могут быть представлены как улики или свидетельство в суде, хотя за сны нельзя преследовать человека в административном порядке, а все равно хочется знать, что же там записано. Потому-то некоторые люди и опускают шторы на окнах. Рассказывают, что те, кто услышал во время сна в мозгу это самое «вью-вью-вью», ведут даже особые дневнички: такого-то месяца, такого-то числа мне приснилось то-то. На всякий случай. Чтобы знать, что там записано.

При кашей электронике осуществить такие записи несложно. В доме у каждого много электронных приборов и приспособлений: компьютеры, телевизоры, телефоны, солнечные накопители, излучатели. В любой из них еще на заводе или в магазине можно вставить принимающие устройства. Эти устройства так миниатюрны, что занимают не больше места, чем булавка-«секретка» в женском халате. Еще проще выстрелить в стенку из дальнобойного пневматического ружья. Обыкновенным гвоздем, до самой шляпки начиненным электроникой. А можно направить на оконное стекло тонкий, как волос, луч лазера.

В общем, записывают не меня одного, и я ничуть не стал бы беспокоиться по этому поводу, когда б не увидел во сне семерку пик.

На протяжении всей своей истории человечество постоянно интересовалось снами и пыталось их толковать. Мифы, легенды, Библия полны описаний снов. В одно время с прорицателями, жившими в храмах и толковавшими сны на свой лад, понять реальную природу сновидений пытался Аристотель. Ему принадлежала, в частности, догадка, что во сне человек может предощущать реальные события. Вполне возможным считал это и Гиппократ. Знаменитый врач Гален описывал случай, когда его пациент видел во сне, что его нога стала каменной, а через несколько дней эта нога была парализована.

Что же происходит во сне в нашем сознании? Зрительный отдел коры головного мозга имеет чувствительность во много раз большую, чем все прочие его функциональные зоны – чувствительная (боли, тепла, давления), двигательная, обонятельная, вкусовая, звуковая и другие. Зрительная область мозга способна реагировать на столь слабые световые раздражения, всего в 2 – 4 кванта, что если попробовать с помощью их энергии подогреть на градус грамм воды, то на это уйдут миллионы лет. Еще Аристотель говорил, что начало всех вещей мало. Действительно, самой незначительной энергии сигналов из нашего подсознания достаточно, чтобы захватить зрительную зону мозга. А затем возбуждение, подхваченное зрительными клетками, принимает форму образов. Современные физиологи утверждают, что сны представляют собой небывалые комбинации бывалых впечатлений.