КОМИССИЯ ПО КОНТАКТАМ

ЮРИЙ ЭСТРИН,

кандидат технических наук

"Пришельцев" - в систему!

"Проблема контактов" человечества с представителями инопланетных "внеземных цивилизаций" принадлежит к тем немногим проблемам, которые одинаково уютно чувствуют себя на страницах фантастической повести и научного журнала. Это еще не наука, но уже почти не фантастика. Десятки гигантских радиотелескопов прислушиваются к многоголосице вседенной в надежде уловить среди "шорохов" звезд и "скрипов" галактик сигналы "братьев по разуму". Лингвисты разрабатывают космический язык, вполне пригодный для обмена информацией по "большому кольцу", а физики, переняв эстафету у фантастов, обсуждают вопросы использования антивещества в качестве горючего для фотонных звездолетов. Следует заметить, что "проблема контактов" расцвела в атмосфере чрезвычайно благожелательного психологического микроклимата. Идея "множественноcTи обитаемых миров", высказанная Джордано Бруно, превратилась в наши дни чуть ли не в незыблемый научный постулат. Доказательство существования "внеземных цивилизаций" явилось бы событием ни с чем не сравнимого научного и философского значения. Однако понимание важности проблемы, вероятно, далеко не единственная причина огромного общественного интереса к "пришельцам". Какую-то роль, наверно, играет и дань "космической моде", и остатки юношеского увлечения научной фантастикой, не ослабевшего у некоторых моих знакомых (и у меня самого), как говорится, до седых волос, и воспоминания о грезах и размышлениях, которые зрелище звездного неба вызывает у каждого человека с неампутированным воображением.

Особое место в "проблеме нонтактов" занимают поиски следов "пришельцев" в прошлом нашей планеты. За последние годы появились десятки книг и журнальных статей, в которых приведены буквально сотни доказательств, призванных свидетельствовать о том, что в отдаленные - или даже не столь отдаленные - эпохи нашу Землю посещали "гости из космоса". Некоторые из этих доказательств позднее оказывались несуществующими, вроде пресловутого "зальцбургского параллелепипеда", о многих других писали специалисты, разъяснявшие их вполне земное происхождение, но на смену каждому факту, павшему жертвой научного скепсиса, неизменно появлялись десятки новых.

Пока доказательств контактов с "пришельцами" было относительно немного, они выглядели для человека непосвященного довольно убедительно (если человеку хочется во что-то верить, его легко убедить). Однако когда число доказательств стало стремительно расти, когда следы "пришельцев" стали находить на всех континентах и во все времена (в том числе на иконах XVIII века), то убедительность этих доказательств - по крайней мере в психологическом плане - значительно пошатнулась. Лишняя ложка масла способна вопреки поговорке испортить даже хорошо заваренную кашу. Помните старинную шутку о тяжбе двух соседок? Истица требовала через суд возвращения одолженного горшка.

Ответчица же доказывала свою невиновность на основании того, что.

а) она этот горшок и в глаза не видывала; б) она взяла его уже треснутым; в) вернула его в целости и сохранности.

Бедняжка не устояла перед искушением привести в свою пользу на два доказательства больше, чем было нужно, и проиграла дело.

К сожалению, все известные автору многочисленные статьи и книги, посвященные проблеме "пришельцев", излагают доказательства контактов, так сказать, "навалом", перечисляя их все подряд. Такое общее "собирательство" часто бывает характерно для начального этапа исследований.

Следующим этапом должен явиться переход от фактов, доказательств или того, что их заменяет, к построению гипотезы. Вся история убедительно свидетельствует, что научная гипотеза не только удобный способ классификации и систематизации известных фактов, но и инструмент, позволяющий отыскивать новые факты или хотя бы указывающий наиболее вероятную область таких поисков. (Гипотеза, предсказавшая неизвестные ранее факты, возводится при этом в более высокий ранг теории.) Значение гипотезы особенно возрастает в тех случаях, когда известные факты допускают несколько различных трактовок.