Глава 1. Швейцария, 1952

Они пришли ночью.

Три человека с длинными палками в руках. Ворвались в дом и сразу набросились на Стефана, не успевшего проснуться. Закричала жена, но ее стукнули по голове, и она затихла.

– Что вам надо? У меня же ничего нет, – испуганно бормотал старик.

Бандиты не обращали на его слова никакого внимания. Сунули ему в рот кляп, скрутили руки проволокой, затолкали в какой-то мешок и быстро потащили во двор, под проливной дождь.

Стефан тщетно пытался освободить руки и ноги, проволока лишь больнее впивалась в кожу. Отчаявшись, старик стал прислушиваться, но ничего, кроме барабанящих по брезенту мешка капель, услышать не смог.

Потом две пары сильных мужских рук бросили его на деревянные доски, и через минуту старик почувствовал, что где-то под ним затарахтел мотор. Брезент намок и стал плохо пропускать воздух. Стефану все труднее становилось дышать. Машина сорвалась с места и, прыгая по ухабам, понеслась в ночную мглу.

Дом разгорелся вскоре после того, как небольшой фургон, в каких фермеры обычно возят в город овощи, скрылся за поворотом. Пожар заметили соседи. Несколько человек выскочили на улицу в одних пижамах и принялись тушить, громко крича и бестолково суетясь.

Потом приехала пожарная бригада и полиция, и через полчаса все было кончено. От дома, правда, остался черный остов, но зато удалось предотвратить распространение огня на соседние здания.

Инспектор Ингмар Шольман был не в лучшем расположении духа, когда приехал на этот чертов пожар. Ужасно, как и всегда в непогоду, разболелась поясница. Да к тому же раскалывалась голова после вчерашнего праздничного обеда в честь дня рождения племянницы, которую он терпеть не мог, но к которой непременно нужно было наведаться, чтобы не нарываться на скандал с супругой.

– Ну что там? – спросил он у помощника, когда тот наконец вылез из развалин и подошел к машине. – Можно ехать или…

– Придется повозиться. – Полицейский развел руками, будто это он был виноват в том, что Шольману не удастся спокойно закончить дежурство, храпя в участке до самого утра. – Два трупа.

– А-а, черт бы их всех побрал. – Шольман с трудом вытащил из машины свое грузное тело и нехотя поплелся в дом, перепрыгивая через лужи и обгоревшие балки перекрытий.

Трупы лежали в спальне – мужчина прямо возле кровати, а женщина у двери.

– Кто они? – Шольман поежился и с тоской вспомнил о фляге коньяка, впопыхах оставленной в участке.

– Хозяева дома. – Помощник вздохнул. – Супруги Стефан и Ирма Норвей… Судя по всему. Очень обгорели, по фотографиям не узнать.

Инспектор поежился, присел на корточки и стал осматривать тело мужчины.

– Соседей допросили?

– Допрашиваем.

– А что пожарники?

Помощник пожал плечами.

– Как всегда… От чего загорелось, можно будет сказать только завтра. Скорее всего, неполадки с отоплением. Из подвала огонь шел.

– Ясно. – Шольман кивнул. – Ну, тут ничего интересного. Оба сгорели заживо. Видишь их позы – как будто боксеры. Трупы так не горят. Если это точно они, даже дело заводить не стоит.

– А если это убийство? Я имею в виду умышленное, – спросил помощник. – Тут ведь первый этаж. Почему через окно не выскочили?

– Какое убийство… – Инспектор сплюнул. – Ну кому нужно убивать простого железнодорожника, да к тому же старика? В общем, разбирайтесь тут, а я поехал в участок.

Дело и вправду оказалось простым, хоть и не очень привычным для городка. Ирму опознали с помощью дантиста. Сохранился рентгеновский снимок ее зубов. Зубной карты ее мужа, правда, не нашли, но по росту и по телосложению – подтвердили соседи – был точно он, и никто больше. Судя по показаниям тех же соседей, а также по рапорту пожарников пожар действительно произошел из-за сбоя в системе отопления. Стефан страдал радикулитом и поэтому старался протопить дом как следует, а старый, еще с прошлого века, котел просто не выдержал сильного давления и раскололся. Супруги наверняка крепко спали и именно поэтому не услышали сильного взрыва.