Огромный и величавый, "Гинденбург" играл в авиации такую же роль, как могучий "Титаник" в судоходстве. Но по жестокой иронии судьбы, "Гинденбург" тоже был обречен на гибель.

В мае 1937 года, достигнув военно-морской базы Лэйкхерст в Нью-Джерси, огромный воздушный лайнер взорвался, превратившись в колоссальный огненный шар. Пламя уничтожило 198 тысяч кубических метров быстровоспламеняющегося водорода, которым была заполнена внутренняя камера корабля. Через тридцать две секунды после взрыва "Гинденбург", более чем в два раза превышавший по длине футбольное поле, напоминал фантастический обугленный скелет из изогнутого металла. В смертельной агонии этот монстр унес с собой тридцать шесть человеческих жизней.

Что же произошло? Случайность? Небрежность? Саботаж? Даже сегодня, более полувека спустя, это остается загадкой.

Флагманский корабль Гитлера

Трагическое событие произошло спустя два года после завершения всех работ по созданию "Гинденбурга" и менее чем через двенадцать месяцев после первого испытательного полета. Символизируя возрождение "третьего рейха", дирижабль рассматривался как национальное богатство, как самый большой и самый дорогой летательный аппарат, построенный когда-либо руками человека. Гитлер рассматривал его как неопровержимое доказательство превосходства арийской расы. Однако для создателей дирижабль означал нечто большее, чем рекламный символ нацистской Германии. Это было наиболее безопасное средство дня воздухоплавания, оснащенное самыми современными навигационными приборами и оборудованием.

Меры безопасности на дирижабле были намного строже, чем на других судах. Команда надевала антистатическую верхнюю одежду и обувь на пеньковой подошве. Все на борту, включая пассажиров, перед посадкой были обязаны сдавать спички, зажигалки и электрические фонарики.

Механизмы, обеспечивающие безопасность дирижабля, хорошо сочетались с великолепием многочисленных технических приспособлений, включая тихие и удобные помещения. В баре подавали "изюминку" - охлажденный коктейль "Гинденбург". Самые искусные повара Германии готовили еду и подавали ее на голубом, покрытом позолотой фарфоре. Чтобы пассажиры не скучали, на борту находилось специально сконструированное легкое пианино.

Однако большинство путешественников предпочитало проводить время в куполе, оборудованном большими окнами, или в комнате для наблюдений, расположенной в нижней части корабля.

Взрыв

Когда 6 мая 1937 года воздушный гигант проплыл над Манхэттеном, казалось, что все идет как обычно. Из открытых окон обзорного помещения пассажиры махали руками, приветствуя репортеров и фотографов, забравшихся на верхнюю площадку самого высокого здания Нью-Йорка.

"Гинденбург" благополучно долетел до военно-морской базы Лэйкхерст и начал снижаться, завершая одиннадцатый трансатлантический рейс. В это время и произошла трагедия. Спустя несколько секунд после спуска причальных концов над головами зевак, пришедших полюбоваться гигантским кораблем, прогрохотал адский взрыв. Он был слышен на расстоянии пятнадцати миль.

Известный журналист Герберт Моррисон, который вел на всю Америку радиорепортаж о прибытии "Гинденбурга", дал самое точное описание катастрофы.

Когда огромный дирижабль снизился, он начал: "Веревки уже спущены, и их держат люди на поле. Задние моторы продолжают работать и сдерживают корабль, чтобы... Господи, он вспыхнул! Это ужасно! Пламя поднялось в небо на пятьсот футов..."

Затем, проглотив горький ком, Герберт Моррисон заставил себя продолжить: "Я никогда не видел ничего более страшного. Это самая ужасная катастрофа в мире! Все пассажиры погибли! Я не могу в это поверить!"

На глазах у репортеров и других объятых ужасом свидетелей "Гинденбург" быстро превращался в кромешный ад: огонь получал непрерывную подпитку из огромных трюмов в брюхе корабля, заполненных водородом.

Пассажиры и члены команды в панике выпрыгивали вниз через окна и двери, надеясь спастись от огня. Корабль кренился и дрожал. Тошнотворно запахло горелым мясом, послышались жуткие крики умирающих...