4.05.2001 Дневка.

С погодой нам повезло, солнечно. Сегодня ночью даже было тепло, а днем хожу в купальнике (пока солнце за дерево не спрячется).

Дима с компанией нас так и не догнал, зато появились новые знакомые. Сегодня они, проплывая мимо, заглянули к нам в гости, а в подарок оставили чирка (утку). Вася на радостях перепутал майонез со сгущенкой и долго возмущался, что она не растворяется в кофе. Вопрос что готовить на ужин решен. Суп из утки! И баню!

Пока я варила суп, все пошли играть в преферанс и топить баньку. Естественно баллон спирта взяли с собой. Я же решила принести им закуски. Подхожу, и тут Колобка осеняет: "Так ведь нас пятеро! Давайте играть в "Говно"!" (есть такая детская карточная игра) На что Вася резонно заметил: "А мы и так все время играем: то один в говно, то другой в говно..."

Баня получилась просто супер! Возникал только один вопрос: и когда это мы успели так испачкаться? После бани чувствовала себя словно заново родившейся. Марселя даже впервые за весь поход похмелье отпустило. Он так и сказал: "Весь поход - одно сплошное похмелье". А на ужин нас ждал необыкновенно вкусный, просто божественный супчик. Вечером пели тихие душевные песни. А ночью, пока никто не видел, я раскрасила катамаран сердечками.

5.05.2001

Сегодня опять полный ходовой день. Наши новые знакомые пермские туристы предложили сниматься с маршрута вместе. Их 6 числа, т.е. завтра с моста забирает автобус, которым любезно предложили воспользоваться и нам. Так что придется работать как галерным гребцам. Мы уже отдохнули, хотя мышцы еще болят. Судорог в руках больше нет и, надеюсь, не будет. Жаль, что поход заканчивается.

Кук с Колобком гадают, кто раскрасил их катамаран, я или пермские туристы?

Собираемся. Колобок решает куда бы деть пакет с мусором. "Эх, поднасрать бы кому! Впрочем, мы же не такие плохие туристы, чтобы мусорить." С этими словами после секундного колебания он зашвыривает пакет в воду. Ну, надо же было, именно в этот момент мимо проплывала "клизма" с охотниками. Лажа вышла. Нехорошо.

Небо с утра затянуло молочно-белой пеленой, пока тепло. Сегодня ничто не помешало мне поменяться с Марсом, теперь моя очередь отдыхать. Но просто так сидеть попугаем не хочется, меняюсь местами с Куком, которому грести уже порядком поднадоело. А какая у нас главная обязанность попугая? Кричать "Пиастррры!!" и, конечно же, разливать спирт и резать закусь! А кто еще может делать это лучше Кука?

К обеду погода стала портиться, набежали тучи, подул холодный ветер. Холод располагал к обильному возлиянию. Спустя некоторое время сгустился туман, да такой, что на расстоянии вытянутого весла ничего не видно, стал накрапывать дождик. Течение достаточно сильное, поэтому гребля, как занятие, ставшее немодным, была прекращена. Из весел на катамаране соорудили вигвам, накрыли его тентом и продолжили полюбившуюся всем игру в "говно", а голос Разума Человеческого, совершенно офигевший от всего происходящего, больше ни во что не вмешивался и лишь с тихой радостью встречал льющийся в наши глотки спирт. В таком виде мы догнали пермяков и нашу байду с Васей и Марсом. Они уже успели перекусить на берегу. Дождь усилился. Чтобы не потеряться в тумане мы сцепили 4 ката. Байдарка, как более маневренное судно, крутилась рядом, временами причаливая к нашему сооружению на "дозаправку". По чистой случайности мне не повезло и я оказалась на самом крайнем левом пилоне, приходилось иногда немного подгребать, а один раз даже зацепила небольшую бочку, в которую попал, естественно, только мой пилон. Кажется моим девизом должен стать "Ни дня в сухом!". Так и плыли, пока не случилось непредвиденное. В общем я захотела в туалет, да не просто захотела, а поняла, что это произойдет прямо сейчас. Васька тут же вызвался перевезти меня на байде на берег, но, учтя сколько мы выпили и трезво прикинув свои шансы залезть в байдарку не перевернув ее, я отказалась от его любезного предложения. Чалить же всю связку тоже было проблематично. Оставалось одно единственно правильное решение (правильное для мужчин, конечно, а они бы уж точно не стали загоняться по такому пустяку). Воспользовавшись тем, что сооруженный нами вигвам отлично загораживает ото всех, я уже собралась сделать свое гнусное дело, но... забыла, что у моих сапог подошва скользкая. Только пискнуть и успела. Вишу за бортом, вцепившись в обвязку ката, и понимаю, что вот оно, счастье-то! А на писк уже ринулись спасатели байдарка и кат-2. Неужели по радостному выражению лица не видно, что спасать меня еще рано? И вообще не надо, сама вылезу. Ой, да хоть бы отплыли или отвернулись, мне ж еще портки натянуть надо! Ладно, вылезаю. Глядя на мой жалкий мокрый (но довольный) вид Кук, корчась от смеха, сразу достал свои шмотки (мои лежали очень далеко в непромойке) и дал мне переодеться. Вид у меня из жалкомокрого превратился в весьма потешный: одежда 60 размера, плюс гигантские кроссовки. Это происшествие добавило веселья в наши ряды, а мне тут же налили "для сугреву". Так мы потихоньку дошли до заветного моста. Зачалились сначала на левый берег, но решили все-таки встать на правом за мостом. На меня напал приступ благодушия, захотелось срочно сделать доброе дело. Дело тут же нашлось. Смотрю, Марс один собирается перегонять байдарку на другой берег, дай, думаю, помогу! А берег-то глинистый, скользкий от дождя. И покатилась я по этой глине на Куковских "лыжах" прямехонько в воду. Еле выкарабкалась. Опять вся мокрая! Кук после этого меня чуть не убил, т. к. сухого шмотья у него практически не осталось.