Время до поезда, конечно, еще оставалось, но очень мало, впритык на дорогу если трамвай тормозить не будет. Приехав на вокзал, выслушали порцию справедливых упреков по поводу нашего опоздания от Кука и Колобка. Спешно затарились спиртосодержащими напитками в ближайших киосках и двинулись к поезду, который уже давно стоял, готовый везти нас к приключениям. Вообще-то слово двинулись не отражает того, что происходило на самом деле. Мы, пытаясь бежать, ползли и не только тяжелые рюкзаки были тому виной. То у одного, то у другого из рук постоянно сыпались всякие бутылки-баллоны-баночки, которым не хватило места в сумке. Но вот героически преодолены последние 100 метров, вещи закинуты в поезд, наконец-то можно расслабиться, выкурить последнюю сигарету (тем, кто курит), глотнуть пива (всем, кто пьет). Вот он миг расставания - глаза щиплет, в горле ком, а душа разрывается от грусти и восторга от предстоящего путешествия. Нас пришли провожать жена Марса и друг Васи. Васькин дружок, видимо, уже успел замахнуть за наш отъезд заранее и теперь пытался предложить нам сделать то же самое. Предложение было с восторгом принято. Марсова жена в последних наставлениях просила много не пить и нам бы прислушаться к ее словам, да голос Разума Человеческого окончательно затих и захлебнулся под обрушившимся на него грузом рюкзаков, пива и водки. Мы усугубили сначала за провожающих, потом за провожаемых, обнялись на прощание, уронили скупую слезу и... в 2244 поезд тронулся.

Как только ввалились в свое типа купе (вагон-то плацкартный) на столе волшебным образом материализовался всевозможный харч. Ну, за отъезд! Звякнули кружки и понеслось ...

Так уж устроена душа русского человека: как только сел в поезд, сразу начинает есть и пить, даже несмотря на позднее время. Ну, с нами-то все понятно - целый день маковой соломки во рту не было. Дел-то сколько надо было переделать, на еду времени не оставалось. И устали, соответственно, не по-детски. Потому засиживаться долго не стали, сон сморил всех раньше, чем мы успели выпить и съесть все, что припасли на дорогу и "достать" наших попутчиков. Однако я успела свинтить какую-то табличку и после этого уснула с чувством выполненного долга и не напрасно прожитого дня.

28.04.2001

Проснулись не так уж и поздно, за окном уже вовсю светило солнце, мимо проносились незнакомые пейзажи. Короче, прекрасное доброе утро. Ехать нам оставалось еще полдня...

Неожиданно обнаружился небольшой бардачок в тамбуре нашего вагона. Тамбур был, мягко говоря, заблеван, вперемешку с этим валялась гора окурков и железные пепельницы, явно не по своей доброй воле оказавшиеся на полу. Нехорошее подозрение закралось в наши протрезвевшие умы. Сделать это мог только один человек и его мы, кажется знаем! Не будем показывать пальцем, но это был... Марсель!!! Иди немедленно сюда! Вид у Марса был совершенно растерянный и непонимающий. Он уверял нас, что всю ночь спал сном младенца. И мы поверили, поверили несмотря на то, что знаем на что способен пьяный Марс. Нельзя было не поверить, глядя в его честные и печальные глаза.

Решив, что срач в тамбуре - не наших рук дело, мы окончательно успокоились по этому поводу. После умывания и легкого перекуса из вчерашних остатков жизнь наладилась и появился интерес к происходящему вокруг. А именно вылезали на улицу на каждой стоянке, если она была дольше 2 минут. Эти-то стоянки нас и погубили. И кто же додумался так близко располагать магазины? Так как на обычных рядовых колхозных вокзалах смотреть нечего, то наши взоры тут же устремлялись на прилавки окрестных магазинов. По странному стечению обстоятельств прилавки оказывались вино-водочными, где тут же отыскивался какой-нибудь раритетный напиток, который непременно надо было попробовать. Пробовали тут же около поезда, объясняя проводнице, что мы законопослушные пассажиры и внутри вагона ни-ни. И тут вдруг проводница потребовала у нас денег! За чай! (какой такой чай? мы же чай не пьем, он без градуса) Чай, который пил тот, кто всю ночь по поезду шарахался!