Разумеется, не могли и не смогут вмешаться в этот бесконечный бюджетный кутеж и те чиновники, у которых нынешним летом вошло в моду получать заведомо нереальные книжные гонорары (иногда, как А. Кох, даже за ненаписанные книги) от фирм и людей, никогда не занимавшихся издательским делом, зато прямо заинтересованных в доступе к государственной кормушке.

Слухи о скоропостижной смерти "бандитского капитализма" оказались, таким образом, сильно преувеличенными. Ему, крепышу нашему, еще только предстоит достичь своих самых зрелых и пышных форм.

4. ОЧЕРЕДНОЙ АВГУСТОВСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

Так что же на самом деле происходит в новой русской олигархии? Куда и зачем она стремится?

Как отмечалось в предыдущей статье, Хозяева форсируют создание системы своего политического господства, частью которой станет система наследования власти - с выборами или без них (это вопрос больше технологический). Предпочтительнее - с выборами, тогда правящий режим сохраняет сравнительно демократический фасад.

Главный результат "жаркого августа" - внутренний переворот и смена лидерства в составе олигархии. "Давосское соглашение" 1996 года между элитными банкирами и политическими функционерами во главе с А. Чубайсом было для последних вынужденным "пожарным" шагом в ситуации, когда под угрозой поражения на выборах они уже не могли ни отступать, ни торговаться. Давос определил относительное первенство банкиров, желавших укоренить в российской жизни формулу "деньги рождают власть". Банкирам показалось, что отныне именно они будут выбирать, кто из чиновников достоин обслуживать их интересы на тех или иных постах, вплоть до президентского.

После выборов "давосский альянс" некоторое время продолжал существовать - стороны проводили взаимные расчеты. В порядке взаиморасчетов некоторые финансисты даже лично сходили во власть чтобы по-хозяйски осмотреться, переставить мебель в Кремле и попользоваться аппаратными рычагами для умножения своего имущества.

Однако закрепление финансово-политической унии в таком виде было бы крайне опасным для клана политических функционеров. Он рисковал навеки попасть в зависимость от нескольких финансовых групп, принять роль младшего партнера. Прелестный, как конфетка, эпизод с полетом трех элитных финансистов спецрейсом во Францию для интимной беседы с отдыхающим вице-премьером (как госсобственность делить будем - поровну или по справедливости?) ясно показал, во что превращается "давосский альянс".

В августе с опасным альянсом было покончено. То, что многим показалось "битвой железных банкиров" за два самых лакомых куска, на деле было в первую очередь неплохо подготовленным и умело проведенным (узнаете руку?) переворотом. Разорвав путы давосских обязательств, политические функционеры утвердили в составе олигархии свой приоритет в соответствии с формулой "власть рождает деньги". Таким прежде был и отныне вновь будет закон нашей жизни.

Переворот внутри олигархии означает, что не финансисты будут определять будущих президентов, премьеров и министров, программируя их деятельность себе на пользу, а, наоборот, политический клан, воспроизводящий сам себя, будет решать, какие из банков получат возможность зарабатывать огромные деньги, обслуживая власть, а какие нет.

5. В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ НАЗНАЧЕН ЛИДЕР

За кулисами августовского переворота произошло интереснейшее событие, подробности которого мы узнаем (если узнаем) весьма не скоро. Были переговоры, и была сделка между кланом политических функционеров и ОНЭКСИМ-банком. Многие СМИ дорого бы дали за стенограмму этой исторической сцены. Впрочем, основные ее моменты поддаются аналитической реконструкции.

В отличие от "давосского соглашения" 1996 года политические функционеры вели торг с позиции силы и могли в значительной мере диктовать условия. В результате на смену "давосскому альянсу" был создан новый ("нижегородский"? "рублево-успенский"?) союз, суть которого, по-видимому, свелась к следующему: ОНЭКСИМ принял условия элитных политиков и согласился стать "их домом" полностью и окончательно. В ответ элитные политики сделали свою главную стратегическую ставку на ОНЭКСИМ.