Для национал-патриота ("державника", религиозного фанатика) место возрождения духа заменяет экзальтированное чувство консолидации, а отвечающей этому деятельностью является погром "не наших".

А что же может служить полем деятельности для российского патриота-либерала офицера, солдата, ученого, инженера, рабочего?

Главное сегодня - возвращение к построению российской личности Нового времени, процессу, который был сорван Первой мировой войной и последовавшим за ней деиндивидуализированным советским периодом. Конечно, историю России XIX начала XX в. тоже не надо упрощать. Октябрьская революция и советский период не были "навязаны" России "кучкой большевиков". Они естественно вытекали из мощной народнической традиции, рожденной в середине ХIХ в., смявшей либеральную традицию. Искусство "соцреализма" не было "лживой пропагандой" или ширмой. Оно, как и его аналог в фашистской Германии, адекватно выражало общинные умонастроения, в то время как ГУЛАГу в них не было места (он вытеснялся этой культурой из сознания). Только послевоенное сознание хрущевской "оттепели", подхватившее эстафету русской культуры ХIХ -начала ХХ вв., вставшее на путь индивидуализации, смогло ужаснуться ГУЛАГу и отвергнуть "соцреализм". "Сталинизм", "оттепель", "застой", "перестройка" - это различные фазы общественного сознания, имевшие аналоги в истории других культур. И сегодня, как и в начале века, мы стоим перед выбором: община или личность, тоталитаризм или демократия.

Россия должна прорастать в личности, а не подчинять или подавлять ее. Российская общность должна, в первую очередь, задаваться языком, культурой, экономическими связями, т.е. культурными  _центрами . и плотностью коммуникации,  _а не границами . и военной силой. Не военной силой разрушила Германия Берлинскую стену. То же должно произойти с воздвигаемой сегодня номенклатурно-этнической российско-украинской или российско-татарстанской границами.

Сегодня наметился процесс распада уже не СССР, а РФ. Сейчас это распад на административные номенклатурные единицы, и определяется он пока в основном процессами, происходящими внутри властных элит. Но насколько реально велики разрывающие силы, насколько широкие слои населения ими охвачены - большой вопрос, ибо и в официальных заявлениях, и в СМИ мы слышим голос немногочисленной, но громкой части граждан. Очень возможно, что молчаливое большинство за нею не пойдет и "бастанет" национализм и гражданскую войну, как это сделала армия в августе 91-го. Ответ на поставленный вопрос во многом зависит от того, насколько будет задействован интеллектуальный, культурный, информационный потенциал крупных российских культурных центров и в первую очередь Москвы - крупнейшего из них. Но все эти ресурсы, могущие быть поставлены на службу объединения России, не используются. Вместо этого Москва сегодня выступает как пугало - как центр политических дрязг, непродуманных директив, как место толкотни вокруг пустеющей кормушки и как удобный козел отпущения (вместо бывшей КПСС), на которого можно, при случае, свалить вину за свои трудности и неудачи.

Благородная личность, а не община, культурные центры, а не пограничные войны могут и должны стать основой строительства новой России. ------------------------------------------------------------------------------

------------------------------------------------------------------------------

Г.Лебедев КОММЕРЧЕСКАЯ ИНЖЕНЕРИЯ И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ СЛУЖБЫ (на примере регистрации предприятий в г.Троицке).

------------------------------------------------------------------------------Данный материал впервые был опубликован в составе сборника научных трудов Института коммерческой инженерии "Экономика, политика, общество. Новые реалии России", 1992 г. ------------------------------------------------------------------------------Есть два принципиально разных отношения к государству как таковому и к его органам, исходящие, соответственно, либо из примата государства над гражданами (государство устанавливает как гражданам жить, решает, что хорошо, а что плохо и т.п.), либо из примата граждан над государством (государство лишь инструмент для выполнения некоторых необходимых гражданам функций, не могущее иметь даже собственного мнения по вопросам, решение которых граждане ему не поручали). Естественно, любое государство стремится занять первую позицию, абсолютизировать себя. Пример нашего государства прекрасно показывает, что при этом граждане становятся "материалом", на котором паразитирует государство, только мешая развитию общества и нормальной жизни людей. Такое государство можно сравнить с телефоном, который сам решает когда, кому и зачем должен звонить человек, как и о чем он должен разговаривать (пример Г.Сапова). Телефон в данном случае служит примером "взбесившегося" инструмента, решившего "регулировать" жизнь людей. Увы, люди редко отдают себе отчет, что наше государство и его органы - такой же абсурд, как "регулирующий" телефон.