А, может быть, навеки...

Т. КУХТА

ИЗГНАННИКИ

Облака парусами плывут

В алых волнах заката.

Далеко за морями приют,

Что потерян был нами когда-то.

Сто дорог ведут по волнам

К берегам незнакомым,

Но из них ни одна, ни одна

Не ведет к позабытому дому.

Нас оплачет чужой прибой

И следы наши смоет.

Потерявшим свой дом родной

На земле не найти покоя.

Нашей жизни не счесть века,

Нескончаемы воды,

И плывут, и плывут облака

В алых волнах восхода...

Т. КУХТА

ЛУТИЭН В ДОРИАТЕ

О, ясени, листвой ко мне склонитесь,

Молчаньем укрепите мой обет!

Я разучилась петь, мой милый витязь,

Чтоб не запеть случайно о тебе.

Плети, трава, бесчисленные нити,

Не дай мне оторваться от земли!

Я разучусь ходить, мой милый витязь,

Чтоб от тебя меня не увели.

Ко мне, дожди! Я плачу? Слез вовеки

Не увидать ни другу, ни врагу.

Я разучусь рыдать, мой милый витязь,

Я слезы к нашей встрече сберегу.

Звезда моя, ты все еще в зените,

Но даже звезды гаснут на заре...

Я разучусь и жить, мой милый витязь,

Но чтобы в одночасье умереть.

Т. КУХТА

ЭРЕГИОН

О, Эрегион, светлый лик,

Осененный венцом дубовым,

О алмаз, что из тьмы возник,

Ограненный резцом и словом!

На зеленой твоей груди

Зачарованно спят дубравы,

И медовы твои дожди,

И напоены медом травы.

Не иссякла еще река,

И светла, как в начале мира...

И покуда еще тонка

Струйка дыма над Бар-эн-Мирдайн.

Т. КУХТА

ПЕЛЕННОР

Когда мы умираем, над нами гаснут звезды,

И ветер гонит тучи, дыханье леденя,

И тишина такая, что слышно очень просто

Предсмертное хрипенье убитого коня.

Когда мы умираем, взрываются планеты,

Блеснув межзвездной пылью в небесной пустоте.

Они возникнут снова - зеленые, живые,

Без нас - опять прекрасные, и все-таки - не те.

Когда мы умираем, меняют лик созвездья,

И новыми глазами глядят издалека,

И в этом новом мире сжимается вселенная

До тоненькой травинки у мертвого виска.

Т. КУХТА

НАЙНИЭ КИРИАН АЛЬКВАЛОНДЭВА

Над былою землей гонит яростный ветер

Бессчетные серые волны,

Боль, отчаяние, смерть - все безбрежное море

Навеки в себе погребло.

И лежат под водой белокрылые птицы

Из гавани Алкуалондэ,

И седая волна, уходя в глубину,

Над обугленным плачет крылом.

Корабли, корабли! Парусов ваших гордый размах

До сих пор вас не видевшим снится,

Стаей огненных птиц, неотмщенным деянием зла

Вы летите во мгле.

И во мраке, окутавшем мир,

Есть и вашего пепла частица,

Ибо равно бессмертно, к несчастью,

И зло, и добро на земле.

В день конца своего все прощу и забуду

Пустеющим сердцем холодным,

Только гибели вашей вовек ни забыть,

Ни простить не дано.

Как я плачу о вас, белокрылые лебеди

Гавани Алкуалондэ,

Горький пепел смешав с погребальным,

Мучительно терпким вином.

Т. КУХТА

НОЛДЕРЫ

В битве, где мечам бывает тесно,

Где витает смерть у самых глаз,

Кровью мы оплачиваем песни,

Что еще не сложены о нас.

Проклинайте зло, добру не верьте

Что мы вам в потоке новых дней?!

Слишком много платят за бессмертье.

Жизнью. Честью. Родиной своей.

Прошлое судите, суесловя,

Но когда настанет наш черед

Песня - птица, вспоенная кровью,

Губы менестреля разорвет.

Т. КУХТА

НИРНАЭФ АРНОЭДИАД

В недобрый час родились мы на свет,

В недобрый час оружье взяли в руки.

Поди теперь гадай, на сколько лет

Затянется с любимыми разлука!

Судьба стенает в горлах наших труб,

И тихий плач становится все глуше...