- Я бы еще добавил, что для цивилизации это занятие одно из наиболее важных, - кивнул Маклорен.

- Ну, кто-то ведь должен и на боевом посту стоять, чтобы сдерживать орды халиан.

- И потому вы решили пойти на службу.

- Ну, здесь не только альтруизм сыграл роль, - признал Лент. - Тогда ведь еще не было слышно о нападениях хорьков.

Подумать только, я, человек независимых суждений, широко образованный ученый, говорю и мыслю о них так же, как грубый, невежественный солдафон. И мне не стыдно. То, что они вытворяют - ужасно, чудовищно, от их преступлений волосы встают дыбом. С этим нужно покончить. Корабли Флота едва успели нас подобрать, когда они проникли в эту солнечную систему и сорвали нашу работу среди амадеев. Это лишь малая толика их бесчинств, но и ее хватило, чтобы наша жизнь с Тесс пошла наперекосяк. Дело не только в исследованиях. Мы относились к амадеям как к собственным детям, которых у нас не было.

Он прервал свои раздумья.

- Я стал офицером по воле случая. Ирония судьбы, если хотите. Хотя, с другой стороны, все вполне логично. Вам наверняка известно, как Флот протаскивает научные и исследовательские проекты, в которых потенциально заинтересован. А с планетами, пригодными для жизни человека, такими, как Кристина, ситуация особая. Планируется ли поэтапная колонизация, или нет, - а мы всегда решительно против нее, в любом случае рано или поздно планеты будут задействованы при боевых операциях, станут местами базирования, дозаправки или просто приятным местом отдыха экипажей после длительных перелетов. Значит, их необходимо изучить заранее. Само собой, Флот предпочитал укомплектовывать исследовательские экспедиции собственными кадрами. Моя специальность - общая биология. В отличие от работы жены, моя работа не требует непрерывных наблюдений. Если я сделаю небольшой перерыв, дело не пострадает. Мы выяснили, что Флот готов субсидировать проект - главное дело нашей жизни, - если в составе экспедиции будет хотя бы один офицер. Мой тесть нажал на кое-какие рычаги, и - готово. - Он помолчал. - Хотя все это вам давно известно.

- Нет, не все, - возразил Маклорен. - А даже если и так, повторяю, мне важно уяснить ваш взгляд на вещи.

- Не поймите меня неправильно, - уточнил Ленг, - нельзя сказать, что я пошел служить с отвращением. "Тесс просто сияла от радости", - вспомнил он. - Я люблю Флот, людей, которые здесь служат, уважаю боевые традиции. Мои короткие служебные командировки были скорее развлечением - приятно почувствовать вкус цивилизации после нескольких месяцев, проведенных в первобытной дикости. Но по сути своей я ученый, а не воин.

- Ну что ж, так даже лучше, - заверил его Маклорен, - если вы готовы выполнить долг...

- Господа, адмирал Дерябина ждет вас, - доложил адъютант.

Они вместе прошли в кабинет, крошечный и безо всяких излишеств, как и все помещения на Белизариусе, но при этом все-таки отражающий индивидуальность хозяйки. На стенах - благодарности от командования за безупречную службу и проявленное мужество, фотографии, сделанные во время бури в Маунт Сатан и при обороне Камехамехи. На столе возле селектора связи и терминала - макет штурмового корабля. Лент догадался, что это первый корабль, которым командовала Дерябина. Лент и Маклорен отдали честь и застыли по стойке смирно.

- Вольно. - Адмирал энергично вскинула руку в ответном приветствии. Прошу садиться. - Это прозвучало скорее как приказ, а не как приглашение. Елена Борисовна Дерябина была коренастой, с короткими седыми волосами. Лицо ее напоминало лики древних татар. По пути сюда Лент узнал, что она слывет поборником строгой дисциплины и абсолютно лишена чувства юмора, но те, что служили под ее началом и остались в живых, составляют старую испытанную гвардию. "Ублюдки Борисовны" брались за любое дело и доводили его до конца.

Мужчины сели, чувствуя некоторую напряженность.

- Лейтенант, готовы сразу перейти к делу? - спросила Борисовна.