- Нельзя просто сканировать вашу нервную систему, перенести ее по точкам на образец и запустить в программу, - пояснял Маклорен, - так же как нельзя механически скопировать нужные нам участки памяти. Интеллект вещь тонкая и сложная, его нельзя разложить на составляющие. И нам нужен или ваш разум целиком, или не нужен вообще. Неточное сканирование может дать нам какое-то подобие вашего мозга, но это будет копия мозга... безумца. Если я буду наблюдать за вами в течение всего процесса, внимательно следить за реакцией тела, за вашими ответами на разные вопросы, это станет существенным подспорьем при конструировании аппарата.

Ленг откинулся назад в неудобном кресле и постарался расслабиться. Апартаменты Маклорена располагали к этому: несмотря на строгость обстановки, в них было что-то домашнее - фотографии жены и детей на фоне парусной лодки, гитара, несколько потрепанных старинных рукописей, шахматная доска, подключенная к компьютеру.

- Я почти ничего не слышал о пересадке сознания, - сказал Лент, насколько мне известно, таких операций было очень мало.

- Ненавижу это выражение - "пересадка сознания". - Маклорен нахмурился. - Так и хочется обречь человека, запустившего его в обиход, на вечные муки в аду - пусть ему там зачитывают писанину, сплошь состоящую из журналистских клише. Ваше сознание не просто некая "штуковина", которую можно вытащить, а потом воткнуть в машину, это непрерывный процесс, неразрывно связанный с жизнедеятельностью всего организма. Нам предстоит понаблюдать за работой вашего мозга с помощью приборов и получить систему уравнений - слишком многочисленных и сложных, чтобы мозг, состоящий из органических тканей, мог овладеть ими, а затем заложить эти уравнения в программу, которая запустит специальный компьютер. - Помолчав, он добавил: - Да, вы правы. Подобные эксперименты весьма редки и первоначально проводились исключительно в научных целях. В настоящее время на практике удобнее использовать роботов.

- Мне кажется, здесь могут возникнуть проблемы этического порядка. Ленг отхлебнул кофе, теплый ароматный напиток действовал на него успокаивающе. - Следует ли нам относиться с жалостью к моему двойнику? Попасть в металлическую оболочку - уже не сладко, не говоря о той роли камикадзе, которую ему предстоит сыграть...

- Не волнуйтесь, - успокоил Маклорен. - Будут и приятные моменты. Люди, участвовавшие в опытах, описывали необыкновенное состояние, которое возникает при прямом подключении к датчикам приборов, с которых мы с вами можем только считывать показания, или при заимствовании интеллектуальной мощи у компьютера. Не стану отрицать, нам нелегко пойти на этот шаг. Действительно, ваше alter ego придется принести в жертву. Люди не раз жертвовали своей жизнью ради других. Но в случае успеха этой операции мы сохраним жизнь миллионам. - Он перевел дыхание. - Кроме того, для "эго" самоуничтожение произойдет безболезненно. Не забывайте, это все-таки копия, а не оригинал. Та же совокупность знаний, то же мышление, но при этом нечто, лишенное плоти, а главное - инстинкта самосохранения. Ваш двойник будет испытывать лишь одно чувство, если понятие "эмоции" вообще к нему применимо, - радость, что может послужить благому делу. Это можно утверждать на основе предыдущих опытов, иначе проект отвергли бы с ходу. Мы вынуждены оказывать давление на сознание индивидуума, ограничивая тем самым способность к самостоятельному мышлению. А в этом эксперименте решение должно быть принято мгновенно, а значит, самостоятельно и добровольно. Это одна из причин, по которой была выбрана ваша кандидатура. Вас отличает повышенное чувство долга.

- На этот раз придется выполнять весьма тягостный долг, - усмехнулся Лент.

Маклорен резко посмотрел на него, но постепенно взгляд его смягчился.

- Да, вам придется обезобразить те места, где вы так долго жили и работали, - согласился он.

- Да, я знаю. - Лент был немного возбужден. - Я почти не спал ночью. Лежал и думал обо всем этом.