«Умереть здесь, в корабле, не хочу, — думал Петр. — А Анна, дети? Я хочу быть дедом, хочу носить на руках своих внуков. Я не хочу умирать так глупо!»

Зазвучал опять детский голос:

— Не надо умирать, Петр, не надо никуда улетать, Валдис, не надо обрекать себя на такое страшное существование, Савелий. Смиритесь с нашим присутствием, с нашей жизнью. Мы не одни во Вселенной, всем надо жить. Часть спор летит рядом со станцией, часть далеко сзади. Но они летят по орбите, которая приведет их к Земле. Я выбросил их через шлюзовую камеру. Они будут на Земле. И еще! Я в вас, в вашем теле и скоро буду в вашем сознании. Вы полюбите нас, вы будете жить вместе с нами, вы должны это сделать, так как мы — единое и разное проявление Природы. Во Вселенной места хватит всем.

Пришельцы созвездия Лебедь были поражены двумя фактами: земляне были совершенно не похожи на них, а мыслящие белые шары, летающие над Землей, были точь в точь такими же, как и на их планете, которую они заселили миллион лет назад. Шахматный турнир выиграли грибы, земляне были вторыми, пришельцы — третьими. Следующий турнир был намечен на комете, она начала свой обратный путь из глубин Вселенной, неся на себе новое, еще не познанное проявление жизни.



Валентин Гончаров

Туча

… т — т — т — т…

…так беззащитно мерзнут…

…фиу-у… можно только гордиться…

…великому сожалению, ряд лучших, воспетых в песнях земель пришел в крайне…

Были звуки. Обрывки фраз, песен, писк морзянки, вой, треск, они неслись отовсюду и время от времени прерывались глухими ударами…

Проявилось изображение.

Со всех сторон клубилась серо-фиолетовая мгла, разрываемая ослепительными зарницами. После них мгла сгущалась, делалась иссиня-черной и осязаемо вязкой.

Неожиданно полыхнуло так ярко, что исчезла даже окружающая мгла. Сопровождавший вспышку нестерпимый грохот разом оборвал все звуки…

Это произошло внезапно — Малыш ощутил всего себя. Как будто он не только что появился на свет, а очнулся после непродолжительного сна. Он был молод, могуч, разумен. И любопытен, как все дети.

Прежде всего он попытался разобраться в самом себе.

Родившись, Малыш уже обладал определенным объемом информации. Иначе, как объяснить тот факт, что свое пробуждение он сравнил со щелчком выключателя. Щелк! — он существует. И при этом Малыш представить себе не мог сам выключатель. Заложенная в памяти информация была слепой.

Состояла она из нескольких групп.

Первая — включала в себя множество символов, определений, понятий, которыми Малыш мог оперировать чисто теоретически. К ним относился, например, выключатель.

Вторая группа несла зрительные образы, лишенные каких-либо пояснений.

Скорее всего, считал Малыш, обе группы должны были быть и, видимо, были взаимосвязаны. По неизвестной причине эта связь нарушилась, и ее предстояло восстановить.

Существовал еще один банк информации, содержимое которого непрерывно обновлялось. Он-то и заинтересовал Малыша в первую очередь. Это была информация о нем.

Его огромное тело-мозг состояло из миллиардов и миллиардов кристаллов льда, среди которых не было и двух одинаковых. Слепой случай свел их воедино, упорядочил. Из невообразимо большого числа возможных комбинаций случай выбрал ту единственную, что могла зародить искру разума. Электрические разряды создали запас энергии, необходимый для поддержания жизни слабых токов в кристаллической решетке. Окружавшие ее водяные пары были идеальной средой, в которой Малыш, теперь уже сознательно, создавал новые кристаллы и выстраивал в длинные цепочки, раздвигая границы видимого мира.

Первыми в поле зрения попали Тучи.

Рыхлые, огромные, косматые, они стремительно неслись рядом с Малышом, извергая все те звуки, которые он слышал с рождения. Сначала это позабавило его, потом навело на размышления. Тучи не обладали разумом: он легко убедился в этом, обратившись к ним на языке звуков. Их болтовня была ничем иным, кроме как бессмысленным повторением витавших в эфире обрывков чужой речи. Однако Тучи не отставали в движении от него, разумного. Значит, рассудил Малыш, и на них, и на него действует общая внешняя сила.