До твоего дня рождения ровно дохуя,

Однако, любовь ко мне твоя,

Заставила сейчас начать писать,

И тетрадь к чертям исписать.

Все началось с невинного ответа за подругу,

Заканчивается представлениями, как я целую супругу.

А в роли этой супруги, посредственность - ты,

Каждый день слова, оправдывающие мечты.

Кстати, да, почему осталось дохуя до дня твоего?

Время же летит, всего уже ничего.

Просто сегодня 8 июня, а мне заняться нечем,

И меня греют мысли, что в твоем сердце я вечен.

И по натуре я, ты знаешь, являюсь ломщиком систем,

Искусным говном, любителем проблем.

Уже 12 часов, а тебя нет рядом,

От горя ртом ебусь с шоколадом.

Вот ты появилась, вместе с моим спокойствием,

Вроде бы обычное общение, но, блин, с удовольствием.

У меня нет настроения, ты не знаешь, что со мной делать,

Может мне всего-навсего нужно пообедать.

Угаснут печали, убьются хейтеры и улетучится хандра,

Ну почему, почему такая фигня каждый раз с утра?

Да еще и ссора, разборки у кого что с гонором,

Что делать с нашим постоянным неординарным говором.

Хочу разрядить обстановку, убедить тебя

В том, что твоей вины нет, просто не люблю я себя.

Написал тебе сейчас я, что пишу тебе стишок,

В ответ такой милый получил я высерок. 7

Ты та, которой я могу скинуть музыку,

Над которой мы трудились 2 месяца,

Ты конечно знаешь, что я не люблю публику,

Легче просто сделать в бабке младенца.

Вот она, скачалась песенка-то!

Счастья пока во мне маловато.

Однако я жду, пока ты послушаешь,

Мои мысли в музыке почувствуешь.

С каким волнением я жду твою критику,

Пытаясь осознать критику твоей политики,

Но никакой критики, удивительно, пока нету,

Готов заорать от счастья на всю планету.

Однако, вот уже, твои восклицания,

Твой мат-перемат, чуть ли не рыдания.

Моя улыбка очень настырная,

И морда почти лошадиная.

Недавно мы с тобой разговаривали 15 часов,

И на аву поставили невзъебенных котов,

Наверное, ты уже не помнишь эти милости,

Как я обещал тебе тебя навсегда увезти.

Вот уже 9 июня, а мне блядь тупо больно,

Ты опять сделала больно, наверное невольно.

Это уже не имеет значения, мне хуево и плевать,

Броситься на кровать мне или просто дышать,

Может забиться в углу и медленно умирать,

Может просто взять то, что заставляет жизнью рисковать.

Я сейчас эгоистично поступаю, не думаю о тебе,

Давным-давно уже позабыл я о нашей судьбе,

Не хочу даже думать, каково тебе и как,

Просто знаю, у нас у обоих в душе мрак.