Сюзанна Энок

Неисправимый повеса



Пролог

— И джентльмену следует понимать, что леди, хвала Господу, тоже не обделена разумом и имеет обо всем собственное мнение.

Эвелина Раддик со стуком отставила свою чашку с чаем, удивляясь тому, как это разговор, который они с подругами завели о нравах мужчин, стал настолько… горячим. Казалось, она уже примирилась с тем, что все особы мужского пола возмутительно невыносимы, но в глубине души ее явно не радовало это обстоятельство.

Люсинда Барретт и леди Джорджиана Халли, как обычно с безупречным остроумием, справедливо перемывали косточки всей мужской породе; да и она, черт возьми, тоже была сыта по горло эгоизмом и самонадеянностью мужчин. Ведь каждый одетый в брюки и галстук представитель рода человеческого мог позволить себе совершенно не считаться ни с ее мнением, ни с чувствами. Весьма характерная манера поведения мужчин. Это может показаться нелепым, но ведь нужно бороться с их высокомерным и эгоистичным поведением!

Люсинда поднялась и, подойдя к письменному столу в другом конце комнаты, достала несколько листков бумаги.

— Это следует записать, — сказала она, раздавая их подругам. — Мы трое пользуемся большим влиянием, в особенности на так называемых джентльменов, к которым эти правила следует применять.

— И мы оказали бы услугу многим леди, — сказала Джорджиана. По мере того как она успокаивалась, выражение ее лица становилось все более задумчивым.

— Но эти записи не могут пригодиться никому, кроме нас. Если от них вообще будет толк. — Скептически оценивая полезность подобной затеи, Эвелина тем не менее взяла карандаш, который ей протягивала Люсинда.

— О, конечно же, они будут очень полезны — когда мы используем наши правила наделе, — возразила Джорджиана. — Я предлагаю, чтобы каждая из нас выбрала некоего мужчину и обучила его всему, что ему необходимо знать, дабы должным образом произвести впечатление на леди.

— И да поможет нам Бог! — Люсинда стукнула рукой по столу.

Эвелина переводила взгляд с одной подруги на другую. Ее брат скорее всего стал бы бранить ее за то, что она впустую тратит время. А это значит, ему не следует ничего знать. Возможно, он навсегда останется в Индии и, таким образом, оставит им для перевоспитания на одного повесу меньше. При этой мысли она улыбнулась и придвинула ближе чистый лист бумаги. По правде сказать, было приятно чувствовать, что она занята важным делом, что кто-нибудь сможет извлечь из этих записей хоть какую-то пользу.

Начав писать, Джорджиана рассмеялась:

— Мы можем опубликовать наши правила. Представляете, «Уроки любви», написанные Тремя Выдающимися Леди.

Перечень правил Эвелины

1. Никогда не перебивайте леди, когда она что-нибудь говорит вам. Не думайте, будто бы то, что вы собираетесь сказать, более важно.

2. Если вы спрашиваете мнение леди, дождитесь, пока его услышите. И ни в коем случае не высмеивайте его.

3. Джентльменское поведение заключается не только в

том, чтобы открывать двери. Чтобы произвести благоприятное впечатление, вам следует беспокоиться о нуждах леди по меньшей мере так же, как о своих собственных.

4. Когда леди хочет заняться каким-нибудь делом или принять на себя определенные обязанности, не делайте вид, что это всего лишь ее сиюминутная прихоть.

Эвелина откинулась назад, взглянула на написанное и подула на лист, чтобы удалить крошки графита от карандаша. Ну вот. Это должно сработать. Теперь ей нужно только найти жертву, или, лучше сказать, объект обучения. Она усмехнулась:

— Это будет весело.



Глава 1

Бесправный, как дитя, и мальчик полетам,

Душою преданный убийственным страстям,